Купечество

Торговые пути Пскова и Псковской земли в XVIII в. Рихтер Е. В.

Рихтер Е. В. Торговые пути Пскова и Псковской земли в XVIII в.


Археологические данные и свидетельства летописных источников XIII—XVI вв. указывают на несколько путей, связывающих Псков с крупными населенными пунктами Прибалтики:
1) на юго-запад через Изборск в направлении д. Ротова и далее на Алуксне, Кокнесе, Ригу;
2) на север-северо-запад, к Тарту, далее на Отепя, Валгу, Валмиера, Цесис, Ригу;
3) на запад — Изборск, крепость Кирумпя (позднее г. Выру), Отепя и, далее через Валгу, по трикатной дороге до р. Гауя.

Для экономической жизни новгородцев и псковичей особо важное значение имели торговые Связи с западом через ганзейский город Тарту, расположенный на стыке сухопутных и водных путей. Через Тарту транзитом в Ригу и Ревель (Таллин) следовали такие русские товары, как рожь, сало, воск, мед, конопля, хмель, кожи, меха, лук.

Во второй половине XVI в., в связи с появлением новых центров близ псково-ливонской границы, Тарту теряет значение первостепенного перевалочного пункта для русских товаров. Построенный монастырь-крепость Печоры способствовал оживлению торговых связей на западе Псковской земли, а крепость-замок Вастселийна стала экономическим центром самой восточной окраины Эстонии, Из Вастселийна и Печор были проложены дороги, выводящие к псково-рижскому пути. В XVII в. именно Вастселийна стала пунктом, через который следовали обозы с товарами, но и местом остановки для посольств, следующих с запада в Московию, либо из Москвы в западные страны.

В XVIII в. прибалтийские губернии оказались в единой таможенной системе России, торговые связи между эстонскими и русскими землями оживились и упрочились. Разнообразны стали в районе русско-эстонской границы торговые связи местного значения: крестьяне-сету ходили в Лифляндскую губернию с глиняной посудой, на которую они выменивали тряпье для Ряпинаской бумагоделательной фабрики, мелкие торговцы-разносчики направлялись к эстонским крестьянам с галантерейным товаром, из Печор в Лифляндию и Эстляндию отправлялись партии липового лыка, контрабандным путем просачивалась из приграничных лифляндских мыз водка. В конце XVIII в. Печоры превратились в довольно приметный торговый и перевалочный пункт с постоялыми дворами для извозчиков, таможней, конно-почтовой станцией.

Подробные сведения о характере и объеме товаров, следующих транзитом через Псков из русских губерний в Ригу и из Прибалтики в русские города, содержит таможенная книга 1789 г., хранящаяся в гос. архиве Псковской области. Как следует из записей, главным товаром, следующим из ближайших лифляндских мыз, было вино. За три месяца (январь — март) в сторону Новгорода через Псков прошло 9 обозов, вместивших I 005 бочек (интенсивный вывоз водки начался после того, как в 1766 г. помещики Эстляндии и Лифляндии получили право торговать водкой в русских губерниях). Навстречу, из городов Торопец и Осташков в Ревель следовали крупные партии табака (за год 275 возов). Через Псков из Риги в Москву было отправлено 223 воза «лечебного» рижского бальзама. А в Ригу следовали обозы с мылом из городов Ростов, Торопец, Тверь (за год 105 возов), из Вологды — мороженные рябчики (10 возов и следом еще 8 тысяч рябчиков). Широким спросом у малоимущего населения Риги и крестьян Латвии пользовались изделия русских ремесленников: серое сукно, тулупы, меховые шапки и муфты, лисьи и заячьи меха, парусиновый холст и др.

Более случайный характер имели товары, следующие по псково-рижскому тракту транзитом из-за границы: итальянские купцы везли на псковскую ярмарку галантерею и шелковые товары, венгерские — лекарства (в Вышний Волочек).
Количество товаров, прошедших через Псков в Ригу и встречных, следующих в русские губернии, примерно одинаково. На первом месте назначения грузов, следующих из Риги, была Москва, в нее направилось 52% обозов, на втором месте — Новгород (30%), остальные города, в том числе Петербург, составили единичные проценты. Из внутренних губерний России 80% товаров прошло в Ригу, в Тарту и Ревель по 10 %.

Обозы, следующие по торговым путям, были особенно многочисленны в зимние месяцы, когда устанавливался санный путь, и крестьяне, освободившись от полевых работ, шли в извоз — один из видов отходничества для населения северо-запада России. По мере развития торгового обмена между губерниями увеличивалось число извозчиков (в середине XVIII в. их было 504 человека, в начале XIX в. — 2.697 чел.).

В транзитной книге полностью отсутствуют данные о количестве вывозимого льна — первой статьи псковского экспорта за границу, не нашел отражения в книге и провоз соли, этого важного продукта в ряду крестьянских товаров, транзитным товаром между Псковской и Лифляндской губерниями она не являлась. Но, даже при неполноте перечня грузов, проходящих через Псков, таможенная книга конца XVIII в. является ценным источником для восполнения одной из сторон экономической жизни Пскова и Псковской земли, она детализирует наши знания о характере, объеме и направлении торговых связей с соседней Прибалтикой.

АРХЕОЛОГИЯ И ИСТОРИЯ ПСКОВА И ПСКОВСКОЙ ЗЕМЛИ
Псковский государственный объединенный историко-архитектурный и
художественный музей-заповедник
МАТЕРИАЛЫ СЕМИНАРА
1983 год

Made on
Tilda