Купечество

Псковский торг XVI века. Часть I

Псковский торг XVI века. Часть I
Автор статьи: Юрий Степанов
Фото: Сорокина Елизавета

Псков пять столетий назад - третий по численности (после Москвы и Великого Новгорода) город России. А некоторые исследователи отводят ему даже второе место, сразу же за Москвой. "Этот город так обширен, что его окружность обнимает пространство многих городов, и в Германии нет города, равного Пскову", - говорит немецкий летописец. "Любуемся Псковом! Господи, какой большой город! Точно Париж!" - читаем в дневнике участника похода польского короля Стефана Батория ксендза Пиотровского.

А вот еще одно свидетельство, относящееся к 1590 году, которое принадлежит немцу Иоганну Давиду Вундереру: «Этот город Плесков, который московиты называют Псков, как некоторые говорят, по величине равен Риму, также почти могуч и населен, расположен треугольником у озера и является единственным во всей Московии городом, так укрепленном стенами. Он разделен на четыре части, каждая из которых окружена мощными стенами и башнями. В нем много иностранных купцов и ремесленников, каждый цех ремесленников живет отдельно, особенно те, которые для своего ремесла пользуются огнем…

Если бы не было трудностей между Нарвой и Ивангородом со Шведами, то можно было бы приходить сюда с большими грузовыми кораблями и он мог бы быть назван морским поротом…»

Выгодное географическое положение Пскова, удобные водные пути по рекам Великой, Пскове, Черехе, Сороти и другим, через Псковское и Чудское озера с выходом на реку Нарову, благоприятствовали развитию торговли вечевого города, способствовали формированию довольно емкого местного рынка. Близость к Прибалтике, к землям Ливонского ордена стимулировали внешнюю торговлю. Недаром уже в конце XV века Ревель (Таллин) стал главным центром экспорта воска, закупаемого в Пскове и Новгороде.

Средневековый Псков был городом ремесленников и торговцев, поэтому городской торг занимал огромную площадь. Прежний, Старый торг располагался прямо под стенами Довмонтова города между Псковой и Великой. Кстати, слово «Торг» в летописи всегда писали с большой буквы, и даже этот незначительный штрих свидетельствует о важнейшем значении торговли в жизни псковичей.

В 1510 году, после присоединения Пскова к Москве, великий князь Московский Василий III распорядился перенести торг на новое место, в Окольный город. Псковская третья летопись сообщает на этот счет: «даша место, где новои Торг ставити, за Середнимъ городом против Лужских ворот за рвом, на Юшкове огороде Носухина да на Григорьеве посадникове Кротове; да и церковь постави князь великии преподобную Ксению, в которои день Псков взял, на Пустои улицы, въ Ермолкине в саднике хлебникова…»

Границами новой торговой площади, раскинувшейся между четвертым и пятым кольцами крепостных стен, были, приблизительно, нынешние улицы Пушкина и Свердлова (с запада и востока). Октябрьский проспект (с юга) и река Пскова (с севера). Центром торга можно было считать церковь Покрова Божией Матери, возведенную в 1522 году по указанию Василия III во избавление от морового поветрия, свирепствовавшего в Пскове и унесшего жизни многих горожан. Эта церковь, правда с позднейшими переделками, сохранилась до наших дней.

Как свидетельствуют письменные источники, в конце XVI века псковский торг насчитывал 1700 торговых помещений, не считая прилавков и лавочных мест. Чаще всего это были небольшие лавки, клети, амбары, чуланы, которые располагались как на самом торге, так и на улицах в различных концах города, у городских ворот, в людных местах и даже за городской стеной, но позднее появляются и более крупные торговые заведения, образуются настоящие магазины.

Известный псковский купец Сергей Поганкин имел, например, в Котовском сто (район города) "в одном срубе по синильному ряду пять лавок". Любопытно описание торговых заведений этого купца: "А ныне те лавки четыре каменных з затворы железными и с личинами да вверху две палатки каменных з затворами железными". То есть, это уже двухэтажное каменное здание с крепкими металлическими запорами, резко выделявшееся на фоне массовых деревянных строений Пскова.

Интересна предпринимательская судьба еще одного крупного псковского купца Алексея Хозина. Торговая карьера этого человека началась с того, что он, еще будучи церковным приказчиком церкви Богоявления с Запсковья, на льготных условиях взял мельничное место на 15 лет. По условиям договора Алексей Хозин должен был восстановить мельницу и после окончания льготных лет платить оброк 3 рубля в год ( в то время как ранее оброк за эту мельницу был в 5 раз больше). Мельничное дело, судя по всему, развивалось довольно успешно. В 1585 году за Хозиным уже числились большой амбар в сурожском ряду («поставлен на двух местах лавочных»), лавка в котельном ряду («Лавка пуста Сенькинская скорнякова, а ныне Алексея Хозина сына Хози»), лавка в серебряном ряду, лавка в медовом.

Привозимые и приносимые на торг товары, продукты, ремесленные изделия концентрировались, как правило, в особых рядах, за порядок в которых отвечали специальные торговцы (вероятно, выборные). Они так и назывались - "рядовичи".
Даже не полный перечень рядов псковского торга 80-х годов XVI века говорит о его универсальном характере и внушительных размерах. Ряды кожевенный, сапожный, кузнечный, горшечный, деревянный, суконный, рукавишный, ременный, синильный, красильный, серебряный, мясной, хлебный, луковый, холщовый, сермяжный, шубный, терличный, однорядочный, кафтанный, кошурочный, чупрунный, колпачный, шапочный, шляпный, белильный, тверской, котельный, сережный, женский (галантерейный), иконный (107 лавок), масляный, рыбный, мучной, калашный, пирожный, соляной, хмелевой, грешневый, кисельный…
В кожевенном и сапожном рядах, например, предлагали кожу, мягкие остроносые сапоги, женские бескаблучные туфли с ременной застежкой, кожаные кошели и ножны, украшенные тисненым орнаментом; здесь же сидели сапожники, быстро и ловко чиня обувь. В кузнечном и Тверском рядах были выставлены на продажу железные ножи с деревянными и костяными рукоятками, наконечники стрел и копий, топоры, долота, тесла, конские уздечки - всего 67 лавок, где торговали "железом и всяким железным товаром". Следует заметить, что Тверской ряд назывался так не по присутствующим там товарам, а по географическому признаку – в нем торговали купцы из Твери.

В горшечном ряду покупателей поджидали глиняные горшки с красивыми узорами, детские игрушки: фигурки людей и зверей, петушки, яички, свистульки. В рядах, специализирующихся на одежде, лежали на прилавках или висели холсты, сермяги, посконины (посконь - волокно из мужских особей конопли), крашенины, поневы (род юбки), терлики (длинные кафтаны с перехватом и короткими рукавами), однорядки ( однобортные кафтаны без ворота), кошуры (крытые шубы), чупруны ( женские кафтаны с перехватом) и т.п.

Был также большой рыбный ряд, который особенно славился своими снетками из Псковского озера. 107 лавок насчитывал иконный ряд. Но на первом месте, конечно же, стояла хлебная торговля - 190 хлебных лавок насчитывалось в городе. В хлебном ряду торговали рожью, пшеницей, овсом, горохом, заспой (гречихой), калачами, "всяким хлебом", квасом, киселем, маслом, молоком, яблоками, сельдями…

Кстати, о высоком уровне земледелия в Псковской земле в сравнении, скажем, с соседней Новгородской областью говорят как археологические, так и письменные памятники. Например, под 1422 годом псковский летописец не без гордости сообщает: «…На всей Русской земле был великий голод три года: раньше всего в Новгороде, и в Москве и во всей Московской земле, и в Тверской… А в Пскове на Крому клети были полны всякого изобилия, еще из старых лет. И пошли к Пскову новгородцы, карелы, чудь, вожане, и тверичи, и москвичи, и, проще сказать, со всей Русской земли. И пришло их в Псков многое множество. И начали скупать рожь в Пскове, по пригородам и по властям и возить за рубеж».

Измеряли сыпучий товар коробьями, зобнями, пузами, пошевами. Кроме этого имелась и более определенная мера измерения - окова, которая делилась на четыре четверти (четверть - 8,5 пуда). Некоторые товары взвешивали пудами; пиво, мед продавали ведрами и насадками (части ведра); сено и солому отмеривали "вениками", дрова продавались возами, говяжье мясо - половинами(«полбарана»), масло - чашами.
Торговали в Пскове даже кошачьими шкурами, более того, в те времена существовала профессия кошатника, правда насколько она была уважаемой, источники умалчивают.
Наверное, не будет преувеличением сказать, что проще назвать то, чем в Пскове не торговали, чем перечислять ассортимент товаров того времени. Здесь и торговля железом и железными изделиями, привезенными из Устюжны Железнопольской и из Твери, и солью, гончарными изделиями и серебряными вещами из Новгорода; встречается рязанский мед и воск, вино, овощи и хлеб из немецких земель.

Торг являлся местом не только купли и продажи, заключения торговых сделок. На торгу глашатаи ("бирючи") оглашали указы царя и псковских воевод, здесь же псковичи могли изрядно повеселиться. Среди толпы выступали скоморохи, потешая слушателей своими рассказами, прибаутками, веселыми сценками из жизни, песнями, плясками и игрой на гуслях, свирелях, бубнах.

Кроме основного торга, в Пскове располагалось еще несколько торговых площадей, но гораздо меньших размеров в разных концах города: на Завеличье, на Запсковье, у Раковских ворот и другие.

Крупные торговые операции совершались в торговых или, как их тогда называли, гостиных дворах: Большом, Тверском, Льняном, Соляном, Немецком, во дворе для "приезжих гостей московских". Не случайно улица, по обеим сторонам которой шла торговля так и называлась – Большой (теперь это улица Некрасова).

Вот как выглядел, например, Льняной двор в самом Пскове, который занимал территорию в 1288 квадратных сажен. На дворе стояло две избы, соединенных между собой сенями. Ограды вокруг двора не было, ее занимали амбары и конюшни. В 81 амбаре хранился лен. Всеми делами двора ведал дворник. Со всякого приезжего на двор взималась плата " за тепло, и за стряпню, и за капусту, и за квас по 4 московки с человека". Примерно также выглядели и другие московские гостиные дворы - Соляной и Московский. На Соляном дворе вместо амбаров были устроены навесы, куда приезжие купцы складывали соль. Здесь же находилась изба дворника и казачья изба.

Сохранилось описание еще одного подобного гостиного двора. В 1579 году старцы Кирилло-Белозерского монастыря выхлопотали себе двор в Пскове для торговли, принадлежавший ранее крупному псковскому купцу Ивану Преподобову. Подворье впечатляло. В нем находилась изба на подклети в 3 сажени и еще избы в две сажени, «да сенник на мшенике 3-х сажен, да анбар одны стены 4-х сажен, а другие стены двух сажен, да на дворе же палата каменная, а у ней трои двери железные, а под нею погреб каменной да ледник, да в огороде сад, а в нем сто дерев яблочных». Словом, старцам было где развернуться.